Притчи о гордости и смирении.

Притча
Сошлись однажды Гордость и Гордыня…
Гордыня, осмотревшись, свысока
сказала жёстко: «Гордость! Я отныне
хозяйка на Земле. А ты пока
уйди с дороги. Не мешай мне лихо
всем управлять. Я справлюсь без тебя».
И Гордость с ней не стала спорить.Тихо
лишь улыбнулась, молча отойдя.
Гордыня развернулась не на шутку:
смотрела на людей поверх голов,
не задержалась рядом на минутку,
не тратила на разговоры слов.
Не снизойдя до «низшего сословья»,
Гордыня видела одну себя.
И, оставляя за собой Злословье,
растила в себе собственное «Я»
и ничего вокруг не замечала.
Куда уж ей, «Великой», до забот?
Мольбы и просьбы ловко отвергала:
мол, и своих проблем невпроворот.
Гордыня окружила себя Лестью,
Подобострастьем, Властью, Суетой.
На Критику же отвечала Местью,
не разобрав причины ни одной.
«Купаясь» в Поклонении и Злате,
презрев навеки Божеский Закон,
Гордыня меркла, словно на закате,
Светило меркнет, прячась в горизонт.
И всё же, находясь в плену иллюзий,
Гордыня пребывает на Земле.
И, утвердившись лишь в немногих людях,
она «творит дела» в душевной тьме…
А где же Гордость? Что же с нею стало?
Куда девалась скромница сия?
Посмотрим, что к её рукам пристало?
Иль жизнь свою она сжигает зря?
С Гордынею, расставшись, незаметно,
пошла туда, где нет высоких слов.
Жила как все, и не гнушалась бедных,
не попирала нравственных основ.
Трудилась с упоением. И молча
Хулу сносила, Колкости, Навет.
И Чистоту в душе людей упроча,
Вновь возрождала Божеский Завет.
Она по крохам в души возвращала
слова Любви, Терпение храня.
В себе и Гнев, и Ревность побеждала
И укрощала собственное «Я».
Но Человеку Гордость помогала,
когда его топтали ни за что.
И, пораженья не боясь, вступалась
за Честь его. И отступало Зло.
Не плакала и Милость не просила,
с Достоинством лишения терпя.
Себя на пьедестал не возносила.
По Совести судила, а не мстя…
***
Вот жизнь опять свела двоих на тропке…
Гордыня, подбоченясь, вновь стоит,
но не одна — в плену Мечтаний топких,
и так высокомерно говорит:
» Я вижу, Гордость, ты не преуспела!
Немного ж заработала ты льгот!
Вот Я, ты видишь, стала ж, кем хотела!
Живу теперь в Богатстве, без Забот».
Но Гордость ей без страха отвечала:
» Да, я тружусь, и в этом мой успех.
Любовь несу — она всему начало.
Я – Честь. А ты, увы, лишь смертный Грех.
***
Гордыня… Гордость… Корень в них единый.
Оттенков в поведении не счесть…
И если в Гордости пороки победимы,
Гордыне ж не знакомо слов Честь.
На тонкой грани Гордость и Гордыня
в сознаньи нашем борются весь век.
В себя какое принимает Имя,
таким и остаётся Человек.
Гордость —
1. Чувство собственного достоинства, самоуважения.
2. Чувство удовлетворения от чего-либо.
3. О том, чем (кем) гордятся.
Гордыня — (устаревшее)
1. Непомерная гордость.
2. Высокомерие, чрезмерно высокое мнение о себе.
Из словаря С.И.Ожегова
«Гордость – черта характера, предопределяющая весьма высокую оценку собственных достоинств.
В отличие от этической и культурной традиции может трактоваться и как добродетель, и как порок.
В понимании античных философов гордость — честолюбие может быть предметом как одобрения, так и осуждения».
Зарин М. Аскетизм по православно-
христианскому учению. М, 1997г.

Ручей с каменистым дном

Мальчик лет пяти—шести, гуляя с родителями по лесу, увидел чистый ручей. Он напился свежей воды, а потом — ради забавы — взял в руки веточку и принялся мутить воду в ручье. Дно ручья было землянистым, и потому на поверхность тотчас поднялся песок, опавшие листья и разный мусор. Некогда прозрачная вода стала непригодна для питья. Малышу быстро разонравилось смотреться в грязную воду ручейка. Он кинул туда веточку и побежал к маме.
А где-то высоко в горах другой мальчик так же забавлялся с горным ручейком. Он тоже хотел помутить воду веточкой. Но дно ручейка было каменистым, и он сломал веточку и побежал дальше, ничего не добившись. Поток был чист как и прежде.
Подобно этому некоторые люди внешне кажутся добрыми и отзывчивыми, как чистый ручей. Но попробуй хоть нечаянно обидеть такого человека и увидишь, как со дна души всплывут самомнение, мелочность и гордыня и старые обиды, подобно тине и мусору в ручье лесном. Когда же человек постоянно поучается в Слове Божьем и о горнем помышляет, то постепенно пример смирения Христова закаляет добродетельного человека смирением и крепким терпением, о которые, как тростинки о камень, ломаются всякая человеческая злоба и неприязнь.

Язык за зубами

Как-то раз пожаловался один человек мудрецу:
— Все говорят, что я не умею держать язык за зубами, даже называют кляузником. Честно говоря, я много злословил в своей жизни. Как бы мне теперь исправить все необдуманные слова? Мудрец сказал:
— Возьми перьевую перину, поднимись на самую высокую крышу и развей перья по ветру. После возвращайся ко мне, я буду ждать тебя.
Человек мигом сделал все, что велел старец.
Довольный, он прибежал обратно и спросил: — Ну что, теперь я все исправил?
— Нет, — ответил мудрец, — это была лишь часть задания. А теперь иди и собери все перья до одного.
Человек удивленно посмотрел на старца и понял, что тот дал ему хороший урок на будущее.

Притча о настоящей мечте

Тесно стало пескарю в пруду.
— Эх, мне бы в море! — мечтал он. — Я бы там, на просторе, до целого кита вырос!
В море не в море, но в озеро, прицепившись к лапке заночевавшей на пруду утки, он все же попал.
И первое, что увидел — это огромную страшную щуку.
С тех пор лежит пескарь на песке и прячется от зубастых хищников. А если и мечтает — то не о море, а о своем милом родном пруде!

А что потом?

Пришло тщеславие к мудрому человеку и говорит:
-Давай дружить! Я для тебя все, что хочешь, тогда сделаю!
— И что же ты для меня сделаешь? — не торопясь с ответом, спросил мудрый человек.
— Помогу стать кандидатом наук!
— А потом?
— Потом — доктором!
— Допустим. А потом?
— Потом ты станешь профессором, академиком! Все будут превозносить тебя, называть великим…
— А потом?
— Как что — состаришься!
-А потом? Ну, проживет моя слава после меня лет десять. Но через сто уже и имя мое вряд ли кто вспомнит! А через тысячу лет? Через миллион? Так что же ты можешь дать мне?
Посмотрело тщеславие на мудрого человека, вздохнуло… и пошло искать того, кто бы с ним, не задумываясь об этом, подружился!

Источник:: Храм апостола Андрея Первозванного г.Маркса

Зазнавшийся кедр

В одном саду рос кедр. С каждым годом он мужал и становился все выше и краше. Его пышная крона царственно возвышалась над остальными деревьями и отбрасывала на них густую тень. Но чем больше он разрастался и тянулся вверх, тем сильнее в нем росло непомерное высокомерие. С презреньем поглядывая на всех свысока, однажды он повелительно крикнул: – Уберите прочь этот жалкий орешник! – И дерево было срублено под корень. – Освободите меня от соседства несносной смоковницы! Она докучает мне своим глупым видом,– приказал в другой раз капризный кедр, – и смоковницу постигла та же участь. Довольный собой, горделиво покачивая ветвями, спесивый красавец никак не унимался: – Очистите вокруг меня место от старых груш и яблонь! – И деревья пошли на дрова. Так неугомонный кедр повелел истребить одно за другим все деревья, став полновластным хозяином в саду, от былой красы которого остались одни пни. Но однажды разразился сильный ураган. Зазнавшийся кедр изо всех сил противился ему, крепко держась за землю мощными корнями. А ветер, не встретив на своем пути других деревьев, беспрепятственно набрасывался на одиноко стоящего красавца, нещадно ломая, круша и пригибая его книзу. Наконец истерзанный кедр не выдержал яростных ударов, треснул и повалился наземь.
Мораль: в единстве — сила.