Во что одеваться православной девушке?

Грех ли быть модным?
Сотрудница одной фирмы, одевающаяся всегда с большим вкусом, решила однажды сходить в храм. Она попросила своего сослуживца, человека воцерковленного, сходить вместе с ней. Какого же было его удивление, когда, встретив ее в метро, он не узнал стильную женщину: она была одета в старушечью кофту, бесформенную юбку и замотана в платок неопределенного цвета. Поскольку отношения у них были дружеские, он не удержался и спросил, с чем связана столь резкая перемена? На что она ответила: «Так я же иду в храм, а модно одеваться — это грех!» Можно ли православным хорошо и модно одеваться? Может ли интерес к моде мешать духовной жизни? И должен ли быть у православного свой стиль?

«Стиль «Клуша» мы выбираем сами»
Пелагея ТЮРЕНКОВА, заместитель главного редактора журнала Dolce Vita, автор сайта «Православие и мир»:
— Откуда берется мода? Считается, что ее придумывают модельеры. Корифеи этого бизнеса два раза в год представляют публике свои творения на «Модных неделях», а сидящие в зале редакторы глянцевых журналов ищут в коллекциях что-то общее. Если хотя бы пять кутюрье предложили женщинам юбку-карандаш, то она будет внесена в список того, без чего не может обойтись дама, «одетая по последней моде». Однако если сравнить одежду модели, вышагивающей по подиуму, и наряд соседки-модницы, вряд ли можно будет найти хоть что-то общее.
Модно одеваться и иметь свой стиль — это разные вещи. Одеваться модно может любой, у кого достаточно средств. Быть стильными удается не всем. Причем материальное состояние здесь — не самый главный фактор. И это на руку православным женщинам. Ведь во всем следовать моде мы не можем, так как очень часто она диктует нам неприемлемые вещи (мини, декольте, вызывающую прозрачность и т. п.), а постоянное ношение определенных вещей уже формирует наш стиль.
Кто она, хорошо одетая женщина? Именно так я отзовусь о той, которая не надевает одно и то же каждый день и умеет пользоваться аксессуарами (шарфы, украшения, заколочки). А еще — но это мое личное мнение — имеет хорошую сумку и туфли.
Сейчас многие говорят о православном стиле: длинная юбка и платок. Убеждена, что этот стиль очень хорош! Нет для женщины ничего более красивого, чем одежда «в пол». А самый модный аксессуар нынешнего сезона — платок!
Стиль в одежде есть у каждой из нас. Правда, женщина, стиль которой, к примеру, «баба на чайник» или «клуша», никогда в этом не признается, прикрываясь отговорками типа «я вообще не думаю об одежде, главное — душа!». Однако, хотела она того или нет, она уже выработала свой стиль и следует ему.
«Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей»
Александр КАБАКОВ, писатель:
— Мода и стиль — не одно и то же, но это и не противоположные вещи. В каждой моде можно найти что-то для себя. Мода меняется, а твой стиль остается, и ты на него, как на стержень, нанизываешь все преходящее.
В одежде главное — ее уместность на конкретном человеке. За границей довольно легко отличить гарвардского или кембриджского профессора от бизнесмена, бизнесмена — от государственного служащего и т. д. Люди там одеваются в соответствии со своей социальной ролью. А у нас, поскольку хорошая одежда стала доступна многим недавно, люди одеваются в соответствии со своим кошельком.
Когда женщина в сапогах на высоченном каблуке идет по лужам и ледяным колдобинам — это нелепо. Такая обувь придумана для тех, кто передвигается только на машине. А наши женщины этого не понимают и смотрят с презрением на иностранок, которые ходят в удобной обуви на низком каблуке. А как одеваются многие наши девушки! В Европе, уж извините, так только проститутки выглядят. У нас абсолютно не развит язык одежды. А ведь это очень важно: прилично, уместно и достойно выглядеть.
Одеваться хорошо в храм — русская традиция. Когда русские люди шли в церковь, они надевали свою лучшую одежду. И это естественно: молитва — праздник. Но опять же нужно понимать, как одеваться в храм. Красиво, но торжественно, а не вольно.
Аксессуары также должны быть уместными. Часы за двадцать-тридцать тысяч долларов на руке крупного бизнесмена — нормальное явление, но такие же часы на руке чиновника — свидетельство того, что он вор.
Я стараюсь одеваться как, на мой взгляд, подобает пожилому человеку, занимающемуся литературой. Сотруднику крупной компании нужен строгий костюм, а кто, как я, работает в редакции и ходит в издательства, может себе позволить джинсы с курткой или вельветовые брюки с твидовым пиджаком.
Не думаю, что свой стиль, соответствующий достатку и социальному положению, мешает духовной жизни. Это разные, непересекающиеся жизненные сферы.

На презентации православной весенне-летней коллекции магазина «12 праздников» в Государственном Кремлевском дворце 20 февраля 2008 г​
«В здоровом интересе к моде я не вижу ничего плохого»
Протоиерей Александр СОРОКИН, настоятель храма Феодоровской иконы Божией Матери в честь 300-летия Дома Романовых г. Санкт-Петербурга, председатель издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, редактор журнала «Вода живая»:
— Может ли интерес к моде мешать духовной жизни? Смотря что подразумевать под модой и что под духовной жизнью. Если духовная жизнь, как некоторые думают, это когда очи поднимаешь горе и не замечаешь, что творится вокруг, то такой духовной жизни будет мешать не только мода, а вообще все. В здоровом интересе к моде я не вижу ничего плохого. Один человек интересуется модой, другой автомобилями, третий садоводством. Другой вопрос, если мода (или автомобили, или садоводство) является главным интересом человека; тогда это называется идолопоклонство, и это уже грех.
Бывает, что женщина работает в фирме, где существует дресс-код, и ей необходимо быть в курсе моды и хорошо одеваться. Тут многое зависит от ее мироощущения. Если человеку хочется одеваться красиво — я не вижу в этом чего-то страшного. Если женщина чувствует, что ей невмоготу постоянно об этом думать и бегать по магазинам в поисках модной одежды, наверное, не стоит себя заставлять.
Иногда спрашивают: нужно ли наряжаться на литургию? На литургию хорошо одеваться не буднично, ведь литургия — это праздник. К сожалению, у нас в России «одеться празднично» часто значит ярко и броско. Но неправильно было бы одеваться в храм, как на бал.
Плохой вкус — это, конечно, не грех, потому что «грех» — понятие не вкусовое, а нравственное. Но все-таки вкус нужно в себе воспитывать. В Евангелии сказано: «…Когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое…» (Мф. 6, 17) — то есть выгляди празднично. И когда Спаситель говорит о лилиях, которые Господь одевает лучше, чем Соломон одевался, — ведь Он тоже рассуждает тут с точки зрения красоты и вкуса.
Я в принципе против специального православного стиля в одежде. Здесь можно привести в пример часто цитируемый документ раннехристианских времен — письмо к Диогнету: «Христиане не различаются от прочих людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особых городов, не употребляют какого-либо необыкновенного наречия и ведут жизнь, ничем не отличную от других… Но… следуя обычаям тех жителей в одежде, в пище и во всем прочем, они представляют удивительный и поистине невероятный образ жизни…»
Мне кажется, особенный стиль одежды, который порой отличает сегодняшних православных от других людей, — это свидетельство внутренней слабости православных, которую они возмещают внешними знаками отличия — неброскими мрачными тонами, чтобы подчеркнуть свое «смирение», но, как правило, это не имеет никакого отношения к настоящему смирению.
Есть мнение, что когда человек много сил тратит на внешнее, например, на то, чтобы хорошо одеваться, то у него не остается этих сил на внутреннюю жизнь, на своих близких. Но вот я знаю некоторых сестер милосердия, которые много душевных сил вкладывают в служение больным — и при этом одеваются с большим вкусом и выглядят очень красиво.
Журнал «Нескучный сад»
________________________________
Листом красиво дерево, а одеждою тело​
Я долго не могла решиться приступить к этой теме, мешали привычные отговорки, что православным вообще негоже думать о внешнем виде.
Внешний вид — пустое?
А потом вспомнила одну знакомую, назовем ее Н. Дело было лет 13 назад, в ту пору я была типичным «вдушевером», т.е. со времен крещения в церкви уже лет пять как не показывалась. В нашем квартале как раз открылась после реставрации старинная церковь и у меня все чаще и чаще начало появляться желание туда пойти. И тут на детской площадке мы познакомились с Н. и стали часто гулять вместе, благо наши дети, и старшие, и младшие, были ровесниками.
Думаю, похожих на Н. женщин встречали все и не раз – застиранная бесформенная юбка, стоптанные туфли со сбитыми каблуками, небрежно повязанный платок и выбивающиеся из-под него пряди грязных нечесаных волос.
Поначалу мне ее было очень жаль – семья малообеспеченная, дети маленькие, свекровь нездорова, где уж тут за собой следить? Однако годы шли, дети подрастали, муж Н. регулярно приносил из церкви мешки с гуманитарной помощью, многое отдавали ей соседи, в том числе и весьма небедные, а воз все оставался там же.
Когда мы пытались поговорить с Н., что-то ей посоветовать, она отгораживалась «Добротолюбием» и, глядя куда-то поверх голов, повторяла одну и ту же фразу, что внешний вид – это все пустое, а главное – духовная жизнь. Дело кончилось тем, что мамаши на детской площадке дружно решили, что православные все на голову больные, а наши мужья начали не в шутку опасаться, что мы уподобимся Н. Надо ли удивляться , что в те годы никто из нас до церкви так и не дошел?
Православная униформа
К сожалению, есть у нас у всех одна общая беда – отсутствие культуры одежды. Причин тому много – и нищие советские годы, когда носили не то, что стоило бы надевать согласно ситуации, а что сумели «достать» (терпеть не могу это слово), и прерванная культурная традиция, и засилие низкопробных сериалов «из красивой жизни» на телевидении. В итоге мы утеряли традиции и вкус, воспитывавшиеся в семьях и передававшиеся из поколения в поколение, зато приобрели фразы о том, что говорить об одежде недостойно мыслящего человека, а в особенности христианина.
И получилась парадоксальная вещь. Церковь – это ведь дом Божий на земле. Мы украшаем этот дом, потому что Царь заслуживает всего самого лучшего. Мы обряжаем иконы в драгоценные оклады, мы приглашаем художников расписать стены храмов, мы возжигаем свечи из самого чистого воска и воскуряем самые лучшие благовония. Мы стараемся, чтобы духовенство было облачено в самые красивые парчовые ризы, чтобы чудо Евхаристии было самым прекрасным Царским Пиром… И мы приходим на это пир замарашками, потому что считаем, что наш собственный внешний вид совершенно не важен, что это дело даже не второ- , а десятистепенное. Между прочим, в дореволюционном русском языке было интересное выражение «кобеднишная одежда», и означало оно самый лучший наряд, который надевался только для похода в церковь, к обедне.
В своем неофитском энтузиазме, вознося второстепенное выше вечного, мы порой облачаемся в подчеркнутую «православную униформу» вроде бедной Н., так и не понявшей, что для всех нас она сыграла роль антимиссионера, на долгие годы оттолкнув от церкви по меньшей мере десяток человек.
Именно поэтому я решила все-таки поделиться своими мыслями по поводу того, как стоит одеваться современной православной женщине.
Основных правил, собственно, четыре –
аккуратность, чистота, простота и экономия.

Думаю, с этим согласятся все.
На мой взгляд, гардероб ни в коем случае не должен быть дорогим. Как этого достигнуть – путей несколько. Меня, например, выручает то, что я шью сама.
Несколько проверенных выкроек, ткани, купленные по «самой-самой-самой последней» уценке по цене 10 – 15% от первоначальной стоимости – и очередной костюм обходится в сущие копейки. Еще для меня большим подспорьем всегда были магазины «секонд хенд» и распродажи. Как ни странно, в этих магазинах часто можно найти вещи хорошего качества по невероятно низким ценам. Когда-то давно я работала на фирме, где существовал достаточно жесткий дресс-код – в течение недели ни один элемент гардероба не должен был повторяться. Соответственно, у меня было по меньшей мере пять (по-моему, даже больше) комплектов одежды, состоявших из юбки, жакета, блузки и туфель, купленных в этих самых магазинах. Самый дорогой комплект стоил в переводе на российские деньги… 500 рублей, а прослужили они мне несколько лет.
За годы церковной жизни в России, Канаде и Америке мне доводилось видеть множество самых разных женщин, совершавших, к сожалению, одни и те же ошибки. Мне кажется, об этих ошибках стоит поговорить, чтобы не служить невольным соблазном своим ближним. Порой мы просто не задумываемся о том, что, вовсе того не желая, смущаем находящихся рядом людей и создаем о себе весьма странное впечатление, которое не столько привлекает, сколько отталкивает неверующих или колеблющихся.
На ошибках учимся
Итак, на что стоит обратить внимание. Для начала, есть некоторые стили одежды, которых, собираясь в церковь, лучше избегать целиком и полностью. А именно: спортивный, пляжный, фольклорный и эротический. Эти стили хороши в соответствующей обстановке, а вот в церкви футболки, парео, блестки, гипюровые блузки и обтягивающие кофточки и юбки смотрятся неуместно. Кстати, мало кто знает, что босоножки с открытыми пальцами и всевозможные шлепанцы также относятся к пляжной одежде.
Вообще, золотое правило гласит – чем скромнее и консервативнее, тем лучше. Мягкие приглушенные тона гораздо более уместны, чем яркие и сочные. И причина этого проста. Вне зависимости от нашего желания глаз человеческий автоматически реагирует на все яркое и пестрое. Поэтому броским внешним видом мы невольно рискуем помешать молиться многим людям.
Лучше всего, чтобы одежда была комфортной, не мешала двигаться и совершать поклоны. Вопреки традиции я вовсе не являюсь сторонницей длинных юбок. Причина проста – такую юбку нужно уметь носить. Нашим прабабушкам было проще – это был их естественный стиль одежды, они с малолетства от мам и бабушек набирались премудрости как ходить, как подбирать подол, пробираясь по грязи, поэтому и выглядели всегда аккуратными. Нам же все приходится осваивать на собственном горьком опыте, вытягивая подолы, обрывая подпушку, заляпываясь по уши грязью, тыкаясь в пол носом при попытке встать с земного поклона.
Нам говорят – одевайтесь в длинное, и при этом никто не объясняет, что длинная юбка совершенно не смотрится с хозяйственными сумками и спортивными рюкзаками, что ходить в ней нужно мелкой семенящей походкой, а не крупными шагами вечно спешащей жительницы мегаполиса, что на лестнице юбку нужно приподнимать, иначе дело чревато травмами, порванными или вытянутыми краями и неотстирывающейся грязью по всему подолу, что делая в длинной юбке земной поклон, нужно не забыть слегка подтянуть ее вверх, иначе потом будет очень трудно встать. Короче, мороки с ней очень много, а шансов выглядеть неаккуратно или нелепо еще больше.
На мой взгляд, единственный критерий, которому должна отвечать юбка, — это длина ниже колена. Насколько ниже, какого цвета и покроя, из какой ткани – это все дело хозяйское с учетом нескольких нюансов. Легкие летние юбки зимой смотрятся не очень хорошо, если есть возможность, лучше оставить их все-таки до теплой погоды. Вечерние юбки также лучше отложить для соответствующих случаев, в церкви они выглядят не лучшим образом. Длинные разрезы, открывающие ногу значительно выше колена, в церковном обиходе тоже не приняты. Как ни крути, это все-таки не слишком скромный вид. Хорошо бы, чтобы юбки не были обтягивающими или слишком прозрачными, и чтобы верхняя часть одежды (блузка, жакет, жилет) была достаточно длинной, иначе мы рискуем, совершая поклоны, сильно сконфузить тех, кто стоит сзади нас. Правило тут таково – чем уже юбка, тем длиннее должен быть «верх».
Не так давно на моих глазах случились две не очень приятные истории. В первом случае девушка пришла летом на литургию в белой тонкой юбке до полу. Купила свечи, подошла к иконе у солеи, положила поясной поклон и под юбкой четко пропечатались фасон и расцветка весьма эротических трусиков. Честно говоря, мне и моим спутникам в тот момент стало весьма неловко. Во втором случае очень скромная девушка, всегда одевающаяся по-уставному, пришла в храм в недлинной блузке, надетой навыпуск. Тоже положила поклон, блузка задралась вверх, выставив на всеобщее обозрение резинки трусов и колгот. И девушка, и невольные свидетели этой сцены испытали большой конфуз. Мне кажется, имеет смысл проверить свой гардероб на наличие таких вот «предательских» вещей, и если что-то найдется, просто не надевать их в храм, так и нам самим спокойнее будет, и других людей мы ненароком не смутим.
Еще стоит по возможности избегать одежды с надписями на иностранных языках. Причин тому две. Во-первых, существуют крупные мировые Дома Моды, украшающие изделия своим логотипом. Продукция таких Домов стоит весьма дорого и демонстрировать ее в церкви не очень этично по отношению к гораздо менее обеспеченным людям. Подделки же под известные марки обычно исполняются небрежно, с плохим качеством. Такие вещи не очень-то красят своих обладательниц.
Во-вторых, надписи на одежде бывают порой весьма двусмысленного, а то и откровенно пошлого толка. Не понимая, что написано на блузке, сумке или платке, мы рискуем поставить себя в смешное или затруднительное положение. Знакомые как-то раз рассказали о молодой девушке, с трудом отбившейся от толпы уличных подростков. Как выяснилось позже, на блузке у нее красовалась испанская надпись, свидетельствующая о ее пристрастии к групповому сексу. Девочка, кстати, была вполне тихая и домашняя и понятия не имела, что там написано, ей просто понравился цвет блузки.
Короче говоря, мое мнение таково – одежда должна быть аккуратной, скромной и комфортной, чтобы не мешать молиться на достаточно долгих службах. У меня, например, ситуация достаточно парадоксальная – я могу часами ходить на высокой шпильке, а от плоской обуви уже через полчаса не знаю куда деваться от болящих ног и спины. Такое вот не часто встречающееся строение ступни, что поделаешь. Кто-то предпочитает плоскую обувь, кто-то маленький каблучок – все это прекрасно. Главное, чтобы сапоги и туфли были начищены, набойки на каблуках прибиты и чтобы обувь не стучала по церковному полу. Все-таки передвигаться в храме мы должны неслышно, не мешая молиться другим людям.
Платки или шляпки?

Православным женщинам принято покрывать голову, хотя многие продолжают спорить с этим постулатом. На мой взгляд, дискутировать здесь негоже, надо просто смириться и подчиниться церковным правилам. Другое дело, что мне непонятно, почему в качестве эталона нам предлагают ориентироваться исключительно на деревенскую культуру. До революции в России наряду с деревенской существовала и культура городская, допускавшая не только платки, но и шали, шляпы, шапочки, береты. На нашем приходе все эти виды головных уборов допустимы, что мне очень нравится. Если честно, платки идут далеко не всем и плохо смотрятся со многими видами одежды, например, с жакетами. На мой взгляд, лучше пусть головной убор сочетается со всей одеждой по стилю и цвету, чем режет глаз своей неуместностью. Знакомую барышню восьми лет от роду приводят в храм чаще всего в нарядном платье в черно-белую клетку. Перед причастием мама повязывает ей голову полосатым бело-малиновым платком, отчего симпатичная девчушка на глазах превращается в нелепую дурнушку. Другая барышня, чуть моложе, приходит в церковь в симпатичной шапочке, подходящей по цвету к ее сарафану и нарядной блузке. От одного взгляда на нее настроение становится праздничным.
Что касается сумок, в идеале, хорошо бы спортивный рюкзак все-таки оставить для занятий спортом. И еще неплохо бы иметь в арсенале две сумки – темную для зимы и светлую для лета. Фасон, размер, цвет, стоимость – это все дело личного вкуса и возможностей. Единственное, чего все-таки стоит избегать – это обилия блестящей фурнитуры, стразов (искусственных камней) и висячих брелоков и цепочек. Разукрашенная подобным образом сумка редко кого украшает, а в сочетании со скромным нарядом выглядит весьма нелепо. Кстати, помимо сумок существуют еще и весьма аккуратные рюкзачки, с которыми мне лично стоять в церкви гораздо удобнее, чем с сумками – и руки свободны, и вес распределен более равномерно.
Непрестанно радуйтесь!
Немаловажную роль играет и цвет. В суете нашей жизни мы почему-то частенько забываем, что православие – это религия радости! Как бы ни было тяжело в жизни, какие бы нас ни посещали утраты, мы же знаем, что Христос победил смерть, мы помним, как говорили наши великие святые – «Радость моя!», «Непрестанно радуйтесь!». А мы… мы, почему-то гораздо больше хмуримся и скорбим и частенько норовим обрядиться в траурные одежды. И получается, что люди, не знающие православия, видят в нас совсем другое – религию горя, тьму, а не свет. А ведь даже плач наш о грехах – радостотворный, несущий мир, радость, тишину. А какая же радость в трауре?
Наверное, стоит все-таки отложить черные одежды до истинных дней траура, без которых не обходится ничья жизнь. А для покаянных и сосредоточенных дней вполне подойдут синие, серые, коричневые цвета.
Часто на приходах встречается еще и такая традиция – стараться в праздничные дни одеваться соответственно цветам этого праздника. Честно скажу, мне это не очень нравится, и вот почему. Внешнему следовать гораздо легче, чем внутреннему. Поэтому в суете о цвете платка или кофточки легко можно вообще забыть, чего ради мы в храм пришли. Во времена моего неофитства, когда я безоговорочно верила тому, что скажут храмовые бабушки, меня научили, что в Великую Субботу в определенный момент службы нужно непременно переодеться – сменить черные кофточку и платок на белые. Причем научили не только меня, а еще многих. Сигналом к переодеванию должно было послужить перемещение хора с клироса на центр храма. Мы тревожно следили за малейшими движениями в церкви, чтобы не пропустить ответственный момент. Наконец регент вывела своих подопечных к аналою и храм зашевелился – каждый переодевался как мог, но к окончанию пения большинство присутствующих сияли белыми одеждами. Только вот что пелось и читалось тогда на службе я лично совершенно не услышала – все внимание было занято совсем другими вещами. В другой раз я пришла в храм в голубой блузке, просто потому, что мне захотелось ее в этот день надеть. И… получила упрек за то, что оттенок не тот. Оказалось, что в этот день священники служат в бирюзовом по случаю Богородичного праздника, а я не полностью соответствую моменту. На третий раз знакомый при входе в храм вдруг начал дотошно выяснять, почему я в Богородичный праздник пришла в одежде «неуставного» цвета. Его собственные жена и дочка в этот момент сияли голубизной.
По-моему, вся эта суета вокруг цветов достаточно мелочна и несерьезна. Человек сам волен решать – соблюдать ему цвета праздника или нет. А возводить это дело в принцип, да еще требовать от окружающих, чтобы они неукоснительно блюли цветовые правила не стоит.
И последнее – собираясь в церковь, лучше избегать духов и помады, даже гигиенической. Пусть в храме пахнет только воском и ладаном, а на иконах не остается отпечатков намазанных губ. Если день ветреный и холодный и губы приходится смазывать для защиты, давайте не будем забывать, войдя в храм, вытирать их бумажной салфеткой. До сих пор не могу забыть, как в прошлом году в Великую Пятницу было грустно видеть алый отпечаток, появившийся на белоснежном воздухе буквально сразу же после выноса Плащаницы.
© Copyright 2004 Православие и Мир

В нас это заложено – желание хорошо выглядеть, так зачем стесняться и скрываться?

— Да, выходит, поговорку, что «мужчина любит глазами» не отменяют в Православии?

— Конечно, не отменяют. Это в человеческой природе заложено. Мы не говорим о том, чтобы смотреть на кого-то с вожделением. Глаз радуется, когда смотришь на ухоженную, красиво одетую девушку или женщину. Пусть вокруг такой женщины крутится пять детишек, и фигура не по стандарту модели, но когда она аккуратно одета, все у нее подобрано со вкусом, смотришь и думаешь: «Ну, это же красота!» Почему на такую красоту не посмотреть с радостью?

Как-то я поехала к одним добрым людям за границу. Долго думала, что им в подарок привезти и решила всем женщинам подарить по платью. Какая у них радость была! Словами не передать! И это говорит о том, что никуда не денешься, у нас, женщин, это в крови. Радовались одинаково – что старые, что молодые, и даже те, кто уже были далеко от мира. В нас это заложено, так зачем стесняться и скрываться?

— И встречают часто по одежке…

— Именно. И любовь зарождается с первого взгляда – то есть возникает внешняя симпатия, а потом уже все остальное. Если нет первого хорошего впечатления, очень сложно его потом создать.

Почему бы не подарить цветы на 8-е марта и увидеть улыбку и радость на лице другого человека

— Скидку на 8 марта делаете?

— Делаю. Но не 8%, как многие, а – 23% – специально для мужчин, они же, в основном, будут подарки своим женам делать.

— А насколько уместно отмечать такие праздники?

— У нас в цеху был период, когда мы резко «отменили» все светские праздники: на 8 марта никаких подарков. Наши женщины мало того, что когда у всех выходной, работали, так еще и уходили домой ни с чем, как сироты. Все женщины идут с подарками, с цветами с работы, а они — без ничего.

И потом уже, видя их расстроенные лица, на которых было написано «как нам не повезло с нашими злыми православными начальниками», мы решили — почему бы лишний раз не сделать приятно своим сотрудникам, тем более, если они этого ждут. Почему бы не подарить цветы, какой-то скромный подарочек и увидеть улыбку и радость, вместо хмурого, недоуменного взгляда?

«Как хорошо, что вы здесь открылись. Мы теперь и в Лавру начали ходить»

— В чем особенность вашего магазина?

— Был один случай, когда я поняла, что моя работа не настолько бесполезна – это не только платья, бантики, ленточки. Как-то две женщины случайно проезжали мимо нашего магазина, зашли, им понравились юбки, купили, и теперь они — постоянные мои клиентки. Один раз они говорят: «Как хорошо, что вы здесь открылись. Мы теперь и в Лавру начали ходить». Вот это было настоящее счастье, это было самое важное событие в моей жизни, связанное с работой.

У нас особые условия для матушек – жен священников, например, скидка 50% (себестоимость изделия).

Многим нравится, что есть такое место, куда можно прийти и сразу подобрать и платье, и платочек, и даже туфли. Потому что зачастую у тех же матушек очень мало свободного времени, и нет возможности ходить по магазинам: в одном нужно купить юбку, в другом – кофточку, в третьем пояс, туфли. А тут все вместе: сразу пришел, купил и с одним пакетом вышел, а потратил 15 минут времени.

Мировоззрение дизайнера влияет на продукт его деятельности, помещает в определенные рамки

— Скажите, а вывеска «православный дизайнер» людей не смущает?

— Смущает, очень смущает. Некоторые смеются, другие заходят и задают разные каверзные вопросы.

На самом деле, смысл надписи на вывеске такой: тут продается одежда от дизайнера, у которого определенное мировоззрение, а значит и продукт его деятельности будет в определенных рамках.

— И эти рамки регулируют длину изделия и глубину выреза?

— Думаю, не длину и вырезы, а подачу. Можно в мега длинном платье выглядеть неприлично, хотя на нем не будет ни единого выреза. В нашей подаче упор делается, в первую очередь, на женственность. А женственность никогда не бывает пошлой.

Доброта даже самое обычное лицо делает в тысячу раз красивее «отшлифованного» стилистами и визажистами лица холодной красавицы

— Что можно пожелать женщинам сегодня?

— Пожелание женщинам у меня всегда одинаковое. Любые преображения нужно начинать с того, чтобы навести порядок внутри. Внутренняя гармония — с этого начинается истинная красота.

Когда у женщины хорошее настроение, желание творить добро, делиться с ближними чем-то положительным, только тогда красивая одежда сможет подчеркнуть все это.

Поэтому я пожелала бы всегда всем женщинам, в первую очередь, думать о доброте, которая даже самое обычное лицо делает в тысячу раз красивее «отшлифованного» стилистами и визажистами лица холодной красавицы. Желаю всем женщинам доброты, тем более, в наше нелегкое время.

«Я – православная женщина» — это не повод забыть о своем внешнем виде навсегда

— А как, по Вашим наблюдениям, одеваются православные женщины?

— По-разному. Я не считаю, что понятие «я – православная женщина» — это повод забыть о своем внешнем виде навсегда. Если женщина не следит за собою, то вводит в соблазн в первую очередь своего мужа. Ему-то бедному приходится выходить на улицу, видеть красивых, опрятных, аккуратно одетых женщин, для него это может стать искушением. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что можно находить немного времени, чтобы ухаживать за своим внешним видом, тем более, что вкус, я уверена, есть у каждой женщины.

Как-то так у нас иногда получается «скрываться» от постороннего глаза, что молодая девушка в бабушку превращается

— Если женщина, игнорируя свой внешний вид, так наоборот пытается уберечь от соблазнов окружающих, не хочет привлекать внимание лишний раз?

— Привлекать внимание…, смотря чем. Вот этим, кстати, неряшливым, помятым видом она привлечет внимание гораздо большее. Посмотрят на нее люди и скажут: «Вот это да!..» И как-то так у нас иногда получается «скрываться» от постороннего глаза, что молодая девушка в бабушку превращается.

Для меня вообще открытие, что на свой внешний вид можно махнуть рукой из боязни ввести во искушение каких-то окружающих мужчин. Я не думала об этом, но мне кажется, что это от лени все. А тут еще и такое «благородное» оправдание.

Не нужно допускать раздвоенности в своей жизни

В очередной паломнической поездке признаюсь священнику, который нас сопровождал, в своих сомнениях: «Мне стыдно показывать другим то, что я делаю». А он мне на это: «Почему ты не шьешь платья? Это же так красиво. Такие – с воротничками. Шей платья». Я на него посмотрела и подумала тогда: «Да, и кто же у меня такое будет покупать? Какой-то старомодный батюшка, о чем он мне говорит?»..

Прошло еще несколько лет, продолжая работать в том же стиле, который все больше шел вразрез с моим внутренним миром, я потихоньку принялась реализовывать идею «старомодного» батюшки – шить платья. И вот когда я начала предлагать людям то, что ношу сама – наступило долгожданное успокоение, все наконец-то встало на свои места.

Не нужно допускать раздвоенности в своей жизни. Как было раньше? Если в воскресенье, после богослужения, по планам выпадало пойти в гости, например, то это означало – нужно зайти домой и обязательно переодеться. Ведь не могу же я в «юбке для храма» выйти в люди. Все «пазлы» моей жизни сложились в единую картину в тот момент, когда я поняла – мне больше не нужно переодеваться после посещения храма, и моим клиентам — тоже.

— В показах со своими новыми моделями участвуете?

— Думаю, что можно было бы, но — нет, не участвую. Для меня важно сделать хорошие дорогие коллекции, вложить деньги в качественные ткани. Показы – это очень большие расходы. Получается, нужно «выдернуть» эти деньги из производства, сделать более дешевую коллекцию, но при этом пафосно ее представить. Поэтому решила от этого отказаться, тем более, я себя некомфортно чувствую в «тусовке» мира моды, это немного не по мне.

Женские образы в христианстве

Нелишним будет еще раз рассмотреть ключевые женские персонажи христианской религии: Ева, Дева Мария и Мария Магдалина.

Христиане часто утверждают, что в их религии нет дискриминации по половому признаку, приводя в пример Богоматерь, почитаемую как заступницу перед Богом. Однако рассмотрим их типичные ошибки:

1. Богоматерь почитается не как апостол, не как проповедница, а как Мать Христа и Непорочная Дева.

2. Уже в самом почитании вечной девственности (что не доказано из текста Библии, кстати) и материнства одновременно в одном Лице видятся две уважаемые социальные роли женщины с патриархальной точки зрения – либо мать, либо девственница, а идеал есть первое + второе.

3. Девственность Марии служит предметом разных дискуссий: с одной стороны, согласно тексту Септуагинты, мать мессии – парфенос, то есть физиологическая девственница. С другой стороны, у нас нет библейских свидетельств того, что Она оставалась девой всю жизнь, при живом муже, и не имела детей, кроме Иисуса. Однако церковное предание настаивает на такой версии.

4. За образом Марии не видно ее как личности – мы видим лишь две ее социальные роли.

5. В католичестве считается, что ее праведность – следствие того, что она была освобождена от первородного греха при ее зачатии родителями, для того, чтобы быть чистой и принять божественный плод (функция).

Дева Мария – христианский идеал праведности, недостижимый и широко почитаемый как Заступница перед Богом за наши грехи, Мать Спасителя и Непорочная Дева.

Фактически ей отводится значительная роль Заступницы перед Сыном. Возможно, культ ее как Богини-Матери пришел под влиянием анатолийских и других верований, в которых сохранились пережитки матриархата. И хотя формально она не Богиня и образ ее несколько стерт, но фактически ей приписывается могущество, либо в силу ее положения как матери Бога, либо в силу ее необычности, исключительности, как-то: очищения ее от первородного греха, либо в момент зачатия ее, либо в момент зачатия ей Иисуса.

Как считают католики, она была предочищена при ее собственном зачатии (ее родителями Иоакимом и Анной), либо при Благовещении (в православии). Любопытная деталь – получается, католики верят, что она просто не могла грешить, а православные – что теоретически могла, но не грешила. И с той и с другой стороны интерпретация имеет плюсы и минусы. Ведь если мы принимаем первую точку зрения, то выходит, что ее заслуги в ее безгрешности нет. А если вторую – то выходит, что можно не грешить, и не будучи крещенным (тогда как же теология первородного греха, согласно которой, только Крещение его смывает?).

Получается, что раз Бог ее (по-католически) еще до рождения предочистил действием Святого Духа, то это его заслуга, что она не грешила, таким образом, Он ее предназначил для рождения Сына. А если такого не было, то тогда выходит, что она, даже не будучи предочищенной (то есть под действием первородного греха, как и все) все равно не грешила, и за это ее Бог избрал Матерью Спасителя. Тогда как ей удавалось не грешить, будучи под действием первородного греха? Католики вышли из положения введением догмата о Непорочном зачатии Девы Марии (Иоакимом и Анной).

На другом конце полярности – праматерь Ева, падшая жертва искусителя, возгордившаяся в стремлении господствовать над мужем и жестоко обманутая, виновница грехопадения и причина подчинения женщины в падшем мире, принесшая в мир первородный грех, диаметральная противоположность, олицетворяемая с обычными женщинами.

Таким образом, наметился катастрофический разрыв, и пустующую нишу между полярностями заполнила овеянная уже легендами и домыслами фигура Марии Магдалины, женщины-грешницы, в то же время добившейся святости и спасения. Безусловно, быть похожей на Деву было невозможно, а на Еву – не возникало желания, поэтому культ Магдалины, близкой и понятной большинству женщин, прочно утвердился в церковной западной традиции.

Поэтому этот образ заслуживает отдельного внимания. Почитание этого образа – своего рода борьба женщин за свои права и попытка обрести достойную нишу в религии. Я придерживаюсь мнения, что это полезный для верующих женщин образ, который является живой личностью и удовлетворяет потребности в эмоциональной любви, не всегда доступные в культе Девы Марии.

Мария Магдалина – значимый персонаж в гностической философии. В апокрифическом Евангелии от Марии Иисус говорит ей после своего явления: «Блаженна ты, ибо ты не дрогнула при виде Меня. Ибо где ум, там сокровище» и открывает ей некие слова, которые не передавал ученикам.

В гностическом сочинении «Пистис София» Мария выступает как посвященная самого высокого уровня, правильно толкующая слова Учителя, и удостаивается его наивысших похвал.

Глава 17. Когда, вот, Он это сказал своим ученикам, Он сказал им: «Кто имеет уши слышать, да слышит!» 33 И было, когда Мария услышала эти слова, которые сказал Спаситель, она устремила свой взор в воздух на час и сказала: «Господи мой, вели мне говорить открыто!»

Ответил Иисус милостивый, Он сказал Марии: «Мария, блаженна, то, что я исполню во всех тайнах тех, что принадлежат Вышине, скажи открыто, ты, которой сердце более, чем всех твоих братьев напрямлено в Царствие Небес.»

Глава 19. И было, когда Мария кончила говорить эти слова, Он сказал: «Хорошо Мария, ибо блаженна ты перед всеми женами, которые на земле, ибо будешь ты – Полнота всяческой Полноты и совершенство всех совершенств.»

В Новом Завете имя Марии Магдалины упоминается в нескольких эпизодах:

• Она была исцелена Иисусом Христом от одержимости семью бесами (Лк.8:2);

• Затем стала следовать за Христом, служа ему и делясь своим достоянием (Мк.15:40—41, Лк.8:3);

• Потом присутствовала на Голгофе при кончине Господа (Мф.27:56 и др.);

• После чего была свидетельницей его погребения (Мф.27:61 и др.);

• А также стала одной из жен-мироносиц, которым ангел возвестил о Воскресении (Мк.16:1—8);

• Она первая увидела воскресшего Иисуса, сначала приняла его за садовника, но узнав, устремилась к нему дотронуться. Христос не разрешил ей это (Noli me tangere), но зато поручил возвестить апостолам о своем воскрешении (Ин.20:11—18).

Особое внимание Марии Магдалине уделяется в Евангелии от Иоанна.

«При кресте Иисуса стояли матерь его, и сестра матери его Мария Клеопова, и Мария Магдалина» (Ин. 19:25). «Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба» (Ин. 20:1—2)

Затем Мария увидит ангелов и самого Христа, не узнав его и приняв за садовника.

«Господин! Если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его». Христос зовет ее по имени, она узнает его и хочет дотронуться до него. Но Христос говорит: «Не прикасайся ко Мне, ибо я еще не восшел к отцу Моему» (Ин. 20:15—16). Эта сцена становится в последующие века источником многочисленных произведений живописи, как и сцена миропомазания.

Мария Магдалина благовествовала в Риме, о чём свидетельствует обращение к ней в послании апостола Павла к римлянам (Рим.16:6).

В католической традиции Магдалина была отождествлена еще с несколькими евангельскими персонажами:

1. Марией, упоминаемой в Евангелии от Иоанна как сестра Марфы и Лазаря, которые принимали Иисуса в своем доме в Вифании (Ин. 12:1—8);

2. не названной по имени женщиной, совершившей помазание головы Иисуса в Вифании в доме Симона прокажённого (Мф. 26:6—7, Мф. 14:3—9);

3. грешницей, омывшей ноги Христа миром в доме Симона Фарисея (Лук. 7:37—38);

4. в ее жизнеописание вплетается житие раскаявшейся грешницы V века по имени Мария Египетская.

В искусстве атрибутами Магдалины становятся алебастровый сосуд, череп и рыжие волосы.

Одной из причин отождествления Магдалины с блудницей становится признание Католической церковью, что она и есть та женщина, что омыла ноги Иисуса миром в доме Симона Фарисея.

И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастовый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. (Лук. 7:37—38).

Отождествление всех женщин, фигурирующих в евангельских рассказах о помазании Иисуса, с Марией Магдалиной окончательно было произведено римским папой св. Григорием Великим (591 год): «Та, которую Лука называет грешной женщиной, которую Иоанн называет Марией (из Вифании), мы считаем, есть та Мария, из которой семь бесов были изгнаны по Марку».

Подкрепление и литературную обработку миф о грешнице и проповеднице Магдалине нашел в красочной «Золотой легенде» Якова Ворагинского, где описана история блудницы из богатого рода, сестры Лазаря и Марфы, в будущем пламенной проповедницы, обращающей людей к Христу.

В протестантизме и православии Магдалина почитается только как святая жена-мироносица, так как в этих религиях не было принято отождествления ее с другими евангельскими персонажами.

Если мы помним, что одним из главных женских «грехов» является неумение развить свой потенциал, то чему учит нас образ Марии Магдалины? Так ли важно, какого мы пола, возраста, положения или социального статуса и образования, чтобы Господь призвал нас? История призвания Симона и Андрея, скупо описанная в Евангелии от Марка, дает нам понять, что главным для Бога является наше желание откликнуться на Его призыв, в то время как наши земные, социальные представления о важности в призвании земных факторов – черт характера, половой принадлежности, степени образованности и подготовленности – не играют роли. Важно то, что Бог призывает нас, но в нашей воле откликнуться и пойти за Ним, и тогда он даст нам дары, о которых мы не догадывались или которых не имели, или «уйти опечаленными», как юноша, у которого было большое имение. Безусловно, многим женщинам и сейчас, и во времена Иисуса проще казалось оставаться на той второстепенной роли, которую предназначал им закон и обычай. Однако женщины, которые стали выше всего этого, повинуясь зову Господа, Магдалина, самаритянка Фотина, с которой Христос говорил у колодца, проявили чудеса духа и служения, показав своим примером, что во Христе действительно нет уже ни женского пола, ни мужского. И сейчас эти подвижницы являются для нас наставлением о том, что никакие социальные предрассудки не могут остановить женщину, если она сама разрешает себе стать выше них и служить по своим способностям. Своевременным и сегодня напутствием являются слова Симоны де Бовуар о Терезе Авильской:

«Удивительную судьбу святой Терезы Авильской можно объяснить примерно так же, как и судьбу святой Екатерины: в своей вере в Бога она черпает незыблемую веру в себя; доводя до совершенства приличествующие ее положению добродетели, она обеспечивает себе поддержку своих духовников и всего христианского мира – это позволяет ей стать выше обычной монахини; она основывает монастыри, управляет ими, путешествует, смело берется за дело и упорствует в своих начинаниях с бесстрашием и мужеством мужчины; общество не чинит ей преград; даже литературный труд не считается дерзостью – духовники обязывают ее писать. Она с блеском свидетельствует о том, что женщина может подняться столь же высоко, как и мужчина, если удивительный случай предоставит ей равные с мужчиной возможности.»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке